No.2 No.2 No.3 Психоанализ для супергероя | ES is BEST
Закрыть панель

Читайте в журнале “FREE ТАЙМ” №4 (2013)

Нынешний май начнется с падения героя. Железного супермена ожидает падение в бездну. Его дом-крепость будет разрушен, любимая женщина похищена, а его самого практически разберут на молекулы. Жизнь окажется ниспровергнутой до абсолютного нуля. Благодаря всему этому зрителю предоставят возможность на пике эмоций наблюдать за воскрешением героя. “Железный человек – 3” мощным ударом стальной ноги распахнет дверь в наше сознание. 
Нас ждет встреча со старыми знакомыми. В роли Тони Старка – Роберт Дауни-младший. Его возлюбленная – аристократично-элегантная Гвинет Пэлтроу. А вот режиссер Шейн Блэк – новичок. Поэма поющего металла для него звучит впервые. Хотя он знает толк в боевиках. Сценарная канва всех частей “Смертельного оружия” и “Последнего бойскаута” принадлежит ему. На его счету одна режиссерская работа – фильм “Поцелуй навылет”. И вот теперь он вклинился в третий фильм о “железном” супермене.
Но виновник торжества, безусловно, Роберт Дауни-младший. Его взгляд брошенной собаки и стальные мускулы, сочетаясь, порождают контрастный образ человека, закованного не только в сверхтехнологичный металлический костюм, но и в стальную броню собственных заблуждений.
– Роберт, вы вновь вернулись к Железному человеку, неужели еще не все сказано?
– Конечно, нет. Это удивительный материал. Мне казалось, что в предыдущих фильмах мы подвергли фрейдовскому разбору все замашки и заблуждения Тони Старка, но в итоге оказалось, что их лишь прибавилось. Снимать фильм про неуязвимого супермена, рассекающего просторы вселенной, довольно бессмысленно. Человеческая суть сверхчеловека – будь то Росомаха, Человек-паук или супермен – вот что нас волнует, делает живым сюжет, заставляет нас задавать все новые и новые вопросы.
– Можно сказать, что нынешний Iron Men – это экзерсис на тему “Человек и его костюм”?
– Понимаю, что вы имеете в виду. Думаю, да. Нам хотелось поразмышлять о том, как меняется человек в зависимости от той одежды, которую он носит. Ведь это прежде всего имидж, а не сам человек. Я часто наблюдаю за моими знакомыми и друзьями и вижу разительные перемены, которые происходят с ними, стоит им сменить тренировочный костюм на классическую тройку или платье-мини. Я сам чувствую себя абсолютно по-разному, когда переодеваюсь в домашнее (смеется). В трениках с пузырями на коленках чувствуешь себя не “звездой”, а простым парнем с окраины Нью-Йорка.
– На долю вашего героя выпало столько бед, вам его не жалко?
– Все дело в том, что каждому человеку необходима разная доза потрясений, чтобы его пробрало до костей. Кому-то достаточно разбить дорогую машину, и его мир рушится, а кто-то должен потерять все, чтобы очнуться.
– Главный злодей ставит Тони Старка перед выбором: бессмысленное существование или жертвенная смерть. Что вам самому по душе?
– О, вы бессердечны. Как можно смущать человека такими вопросами? Разве это выбор? Это ловушка. Для героя, который упивается тем, что спасает людей, и очень высоко ценит свою деятельность, бессмысленное существование практически равносильно смерти. Ему, скорее, по духу жертвенная смерть, так он, по крайней мере, “сохранит лицо”. Но на самом деле трагедия ситуации гораздо глубже обозначенного выбора. Он стоит перед возможностью сохранения своей человеческой сути, а не облика героя. Потому что кроме значения в человеке есть суть, и эту суть составляет не только набор его личных качеств и возможностей, но и близкие люди. А когда в опасную игру вовлекаются те, кого мы любим, – вот оно, острие, тонкое лезвие судьбы, по которому нельзя пройти, не поранившись.
– Вы уже работали с Шейном в его режиссерском дебюте “Поцелуй навылет”. Каково вам было вновь встретиться?
– О, это замечательное чувство. Представьте себе, ты попадаешь в переделку, бредешь по каким-то катакомбам, грязный, в изорванной одежде, растерянный, и вдруг тебе навстречу идет старый знакомый. Шутка. Нет, на самом деле почти так и было. Когда студия Marvell объявила о запуске Iron Men – 3 и я понял, что круто попал, то сразу встал вопрос двух кандидатур на роль мальчика для битья, то есть режиссера. Одним из кандидатов был Шейн. И я сразу почувствовал облегчение. В этой адской повозке мы будем трястись вдвоем. Так и вышло.
– Рассказывая о предыдущих фильмах из “железной серии”, вы не раз говорили, что в процессе съемок было много спонтанного, а как на этот раз?
– Шейн прервал это безумие. У нас была жесткая канва, которую мы начиняли различным смысловым динамитом. Главное, чтобы кипение не останавливалось ни на минуту. Нам важно было поддерживать градус кипящей лавы, чтобы зритель почувствовал напряженность и адреналин, которые обрушились на голову главного героя.
– И все, что мы увидим в фильме, было в сценарии?
– Вы меня разыгрываете? Хотите выудить из меня страшную тайну? О, нет, я читал сценарий, но я несколько иначе смотрю на это, чем тот, кто сценарий написал. Для меня, как для актера, важно, что мне придется делать на съемочной площадке. Обычно я делаю так... Читаю сценарий, говорю: “Ребята, это офигенно, круто, умопомрачительно! А теперь кто-нибудь расскажите мне, как мы это будем снимать?” Понимаете? Поэтому работа, проделанная Шейном, заслуживает всяческих премий и похвал. Ведь одно дело написать и совсем другое – материализовать написанное физически. Я даже не говорю про то, сколько металлолома болталось под нашими ногами, сколько синяков и шишек мы заполучили.
– Есть ли в вашем фильме отсылки к реальной жизни?
– Такой вопрос сложный... (Роберт сдвигает брови, будто активно думает, затем улыбается. – Прим. автора.) Извините, я иногда придуриваюсь, когда мне нужно выиграть время. Я не очень умный (смеется).
– Так я и поверила…
– В нашем фильме много всего сложного, опасного, того, что может любого человека сбить с ног. Иногда в перерывах между дублями я задумывался: а что было бы со мной, свались мне на голову такая хрень. Если бы меня так разобрали по частям, смог бы я воспрянуть?
– Ну, нам известно, что и в вашей жизни были горькие дни…
– Да... Нас всех время от времени перемалывает, может, именно благодаря этому мы остаемся людьми. Что касается нашего фильма, есть совершенно четкая ниточка, ведущая к страшной беде современности – терроризму. Это раковая опухоль нашего общества уже много десятилетий, политика, осуществляемая с помощью насилия. Мы ведь все прекрасно понимаем: религия, нефть, власть – в результате всего этого гибнут ни в чем не повинные люди. Это дико.
– Как вы думаете, должен ли герой, суперчеловек, посвятивший себя служению, осознавать свою негероическую природу?
– Вы хотите сказать, должен ли он оставаться человеком? Это довольно трудно, многие из нас подвержены паранойе, страху опасности, будто нас кто-то преследует, кто-то стремится разрушить наш мир, и мы живем в постоянном состоянии обороны, даже когда врагов нет ­поблизости.
– Враг внутренний всегда с нами.
– Это вы хорошо сказали. Да, я думаю, что надо начинать с этого – враг внутри каждого из нас подчас гораздо страшнее врагов внешних. И вся атрибутика войны, которая присутствует в нашей жизни как неотъемлемый антураж, воспитывает в нас с детства потребность к противостоянию. Я считаю, это не совсем правильно. Есть множество иных вещей, проявлений, возможностей, которые помогают нам стать сильными. Но, увы, в нашем мире не придумано ничего такого, что бы сделало нас неуязвимыми.

-
| Все записи этого автора: | Подписаться на RSS

 

Оставить комментарий или два

XHTML: Вы можете использовать эти тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>